gototopgototop

Увеличить шрифт

 

СПбГБУК «Централизованная библиотечная система Курортного района»

 
 
 
 
Вы здесь: Главная Краеведение Дыбуны и Песочный
Понедельник, 26.06.2017
 
 

Дыбуны и Песочный

Поселки Песочный и Дыбуны , расположенные в непосредственной близости от нашего города и имеющие общее историческое развитие, отмечают свой столетний юбилей в 2002 году. Отсчет времени ведется с 1902 года, когда был оглашен план заселения «Графской» по соглашению с крестьянами деревни Дыбунок (так записано в документе) и владельцем земли в Лисьем Носу и д. Дыбуны графом А.В. Стенбок — Фермором.

Естественно, местность эта была обжита задолго до времени основания железнодорожной станции «Графская». Ее историческое прошлое следует рассматривать лишь вкупе с историей края, Карельского перешейка.

Издревле здесь жили разные финно-угорские племена. С 8 века здесь появились славяне. Расселение славян, как отмечают исследователи, происходило мирно, племена водь, чудь, ижора и другие не вытеснялись и не истреблялись, так как земли и угодий хватало всем.

Почти весь 17 век наш край находился под шведским владычеством, именуясь Ингерманландией. В этот период усилился приток финнов в наш край. После окончания Северной войны ( в 1721 году) по Указам Петра проводилось переселение русских на отвоеванную у Швеции территорию Карельского перешейка. Безусловно, находясь в тесных контактах, этносы влияли друг на друга. Поэтому в их культуре, традициях, обрядах , быте и даже языках можно обнаружить много общего.

Материалы переписных книг 1740 — х годов дают возможность определить примерную численность населения деревень.

Сохранился интереснейший документ из истории деревни Дыбуна С.-Петербургской губ. и уезда. Оная деревня в 1779 году была обойдена в общую округу с Белоостровскою вотчиною землемером капитаном Михайло Дьяконовым с ея пашенными землями, сенными покосами, лесными и прочими угодьями, которые состоят по всемилостивейшему пожалованию в вечное и потомственное владение тайного советника каргера коллегии Ивана Григорьевича Долинского.

По ревизской сказке в деревне было: дворов — 4, в которых проживало мужского пола — 8 душ, женского пола — 8 душ.

В середине Х1Х столетия на берегах Черной речки расположились две деревни Дыбунъ. Одна расположилась по левому берегу и земли принадлежали графине Авдотье Васильевне Левашовой. По регистрационному номеру селение имело № 432, принадлежащее к Осинорощинской волости. Другая располагалась по правому берегу реки и принадлежала отставному гвардии штабс-капитану Ивану Ивановичу Вашутину, который владел также и Лисьим Носом, селения эти относились к Стародеревенской волости. Деревня Дыбунъ имела регистрационный номер по переписи 433.
После кончины Вашутина деревня Дыбунъ перешла в наследство Н. К. Бруннер (по первому браку — Вашутина).

По уставной грамоте, выданной крестьянам деревни Дыбунъ помещиком Вашутиным , в деревне проживало 9 крестьян мужского пола, в пользование которых выделялся земельный надел.
В конце второй половины Х1Х века обозначился значительный рост населения в Петербурге, вызванный освобождением крестьян от крепостной зависимости (19 февраля 1816 года), проведением Финляндской железной дороги (11 сентября 1870 г.), развитием фабрично-заводской промышленности. В пригородах строятся кирпичные, кожевенные, лесопильные заводы и бумажные фабрики.
В списках населенных мест С.-Петербургской губернии, по материалам 1896 года, Дыбун — крестьянское селение, дачная местность при Черной Речке относилась к Осинорощинской волости С.-Петербургского уезда. В ней насчитывалось 41 двор, в которых проживало 51 человек мужского пола и 70 человек женского пола. Всего 121 человек.

Первая перепись населения Российской империи 1897 года показывает, что население поселков значительно выросло. Этому способствовала открытая в 1870 году Финляндская железная дорога, соединяющая С.-Петербург с Выборгом до Белоострова. Протяженность ее по губернии — 36 верст.

Местность интенсивно заселялась дачниками.

В 1896 году в селении имелся кирпичный завод, принадлежавший М.В. Вяземской, на нем работало 200 человек, выработка кирпича составляла на 38874 рубля в год. Имелась и водяная мельница, остатки которой сохранились до наших дней.

По направлению к Финляндии стали расширяться и вновь застраиваться поселки дачного типа. Ввиду дороговизны петербургских квартир, многие дачники, которым в силу необходимости приходилось бывать ежедневно в Петербурге, оставались на дачах на зиму. Цены на дачи устанавливались самые разнообразные, начиная с 75 рублей и кончая 1500 рублями за лето. Наиболее дорогие располагались в Озерках, Шувалово и по берегу Финского залива в районе Терийок.

Резкое повышение стоимости земли в пригородах Петербурга подтолкнуло многих владельцев земель к их распродаже.

В 1902 году владелицы мызы Осиновая роща — графиня Екатерина Владимировна Левашова и Княгиня Мария Владимировна Вяземская выделили из принадлежащих им земель 404 участка, по 1 десятине (2400 кв. Сажен) каждый, для продажи под частную застройку, по цене 50 копеек за одну квадратную сажень.

Заложенный поселок Графская размещался на левом берегу Черной Речки и относился к Осинорощинской волости.

На плане поселка, разработанном в 1902 году , центральный проспект был наименован Вяземским, а остальные улицы назывались: Железнодорожная, Андреевская, Заводская, Владимирская, Лидинская, Мариинская, Ольгинская, Екатерининская, Левашовская, Борисовская, Дмитровская, Федоровская, Лесная , Леонидовская, Безымянный переулок.

Граф Александр Владимирович Стенобок — Фермор, которому принадлежали земли по правому берегу Черной речки , а также имения Лахта и Лисий Нос, также решает продать часть земель для устройства на них дачного поселка. К продаже был подготовлен 91 земельный участок площадью по одной десятине. Поселок располагался по правому берегу Черной речки и по обеим сторонам проходящей через него Финляндской железной дороги. С северной и юго- западной стороны к поселку примыкали земли сестрорецких крестьян.

Среди дремучего леса пролегали первые улицы поселка Дибуны: Графская, Нижняя, Новгородская, Железнодорожная, Дибунская, Скородумовская, Церковная, Ключевая, Пограничная.

За время своего существования поселок в разное время имел разные (по документам) названия: Дыбунок, Дыбунъ, Дыбуны, Дибуны.

В 1901-1902 гг. Разработаны планы застройки. Распродажа пошла бойко, началась вырубка леса. Уже в 1903-1905 гг. Началось усиленное строительство обоих поселков. Конечно, приобретали землю и строились люди со средствами: чиновники. купцы, духовенство. Это такие, как Лускарев, Черкасов, Колоколов, Макаров, Орнатский, Фиделин, Осиноватиков, Дреслер, Павлов, Гартман, Лыткин и др. План поселка Дибуны был утвержден 28 мая 1902г.

В это же время потомки графа Левашова также распродают свои земли под дачные участки. 30 мая 1902 года на заседании Строительного отделения Санкт-Петербургского Губернского правления был утвержден план застройки поселка Графская. План для утверждения от имени последних хозяев представил управляющий имением Осиновая Роща Ф.Ф.Колье. По наказу потомков графа Левашова поселку присваивается название «Графская колония», главные проспекты названы в честь последних хозяев нашей местности — Левашовых и Вяземских, а улицы получили названия от имен детей и племянников графа Левашова. Название поселка Графская колония среди населения не прижилось, осталось название — Графская.

Так на карте Санкт — Петербургского Уезда в 1902 году появилось сразу два новых дачных поселка: Графская и Дибуны.

Вскоре в обоих поселках были созданы Общества благоустройства дачной местности, Графско-Дибунское добровольное пожарное общество, учреждено Обществом потребителей.

В 1908 году разрешено было открыть почтовое Дыбунское отделение. Несколько позже и телеграф. В поселках Графская и Дыбун в 1908 году на 29 улицах существовало 23 торговых заведения. С 1906 года было открыто множество обществ:

  • Общество обывателей и избирателей С.- Петербургского уезда в п. Дыбуны
  • Общество подмастерьев и приказчиков часового ремесла
  • Общество садовников
  • Общество младшего больничного персонала и даже трубочистов.
  • Общество любителей духовой музыки

Многие были закрыты спустя 3-4 года.

В 1912 году в п. Графская работали телефонная станция, амбулаторный пункт, телеграф, почтовое отделение. Первая начальная школа в пос. Графская была открыта в 1906 году. В январе 1910 года в пос. Графская была открыта Земская школа.

В поселке Графская была возведена церковь во имя святого Серафима Саровского (1904 г.) и Петропавловская церковь в поселке Дибуны (1914 год).
В 1902 году первой была построена станция в пос. Дибуны в таком виде, какая она сейчас (кроме железнодорожных платформ). Вслед за этой станцией в 1912 году была построена станция и при пос. Графская, которая несколько раз перестраивалась.

В 1938 году пос.Графская , как и станция, был переименован в пос. Песочный.

Жители поселков были свидетелями 1-ой Империалистической войны, а некоторые и японской, революционных событий и гражданской войны, первых пятилеток и коллективизации, суровой поры Финской и Великой Отечественной войн, стужу и голод, бомбежки и обстрелы осажденного Ленинграда.

С установлением Советской власти организаторскую роль взяли на себя Аханов, Михайлов, Богданов, Ступин. Первым председателем поселкового совета был избран Аханов. В 1921 — 1923 гг. Председателем поселкового совета был избран И.М.Михайлов.

Песочный — Дибуны в годы Великой Отечественной войны: (по воспоминаниям жителей поселка)

В годы Великой Отечественной войны Песочный и Дибуны перенесли все то, что перенесла вся страна, добавкой к общей беде была блокада и еще один довесок: Великой Отечественной войне предшествовала Зимняя финская война. Этот штрих истории коснулся и жителей Песочного и Дибуны.

Ныне покойный, местный краевед, житель поселка Дибуны, Георгий Иванович Волков помнил ту зиму хорошо.

«Зима в тот год началась рано. Уже в середине ноября стояли сильные морозы. К нам в дом поселили отделение красноармейцев. Они прожили в нашем доме до 29 ноября. Ночью, накануне начала войны, было слышно передвижение войск, артиллерии. Чувствовалось приближение войны. Власти Поселкового совета оповестили всех жителей, чтобы на окнах наклеили крестом полоски бумаги, чтобы не треснули стекла во время выстрелов орудий или взрыва снарядов.

На рассвете 30 ноября 1939 года мы были разбужены начавшейся артиллерийской подготовкой: стреляли из леса, с шоссе, где были установлены орудия, мощные залпы орудий большого калибра с фортов просто оглушали. К вечеру в стороне Белоострова видно было зарево: горели селения по ту сторону границы.

Пассажирские поезда не ходили: станция Дибуны принимала первых раненых и обмороженных, а в сторону Финляндии шли эшелоны с войсками и техникой.

В памяти остались воробьи, которые замерзали в 40-градусный мороз, замерзшие буханки хлеба, и мелькающие бело-красные повязки в дверях и окнах санитарных поездов, идущих в сторону Ленинграда».
До войны в поселке было расположено много воинских частей, так как рядом проходила государственная граница.

На месте сегодняшнего ВМГ находились летние лагеря, а в период войны здесь размещались запасные части 23 Армии. Напротив современного Института Онкологии находился питомник собак, их готовили для службы на границе. А напротив располагалась воинская часть, но с началом войны она передислоцировалась. В первые дни войны в поселке были расквартированы части 291 стрелковой дивизии. Штаб дивизии располагался в доме № 8 по Первомайской улице (напротив церкви).

Первый день войны у всего народа остался в памяти днем жуткого контраста — солнечная, приветливая погода воскресного дня и страшная весть, резанувшая сознание каждого человека — ВОЙНА!
Мария Макаровна Блек и ее одноклассники в тот день закончила 10 классов Первомайской школы. Выпускной бал проходил в клубе (клуб тогда находился в здании церкви). Танцы под мелодию военного оркестра из ближайшей воинской части затянулись на всю ночь. В 4 часа утра военный оркестр незаметно ушел и выпускники продолжали свой праздник под сопровождение радиолы до 7 часов утра. Только к 6-7 часам утра стали расходиться по домам. В 11 часов по радио передали сообщение Молотова , и все услышали о том, что началась война. Мы были в растерянности и все-таки не верили, что это так серьезно. Мы думали, что вот завтра или чуть позже «враг будет разбит». Приходили первые повестки для мобилизации, многие мужчины уже стояли у своих калиток и ждали...«

«Тишина. И вот появились первые самолеты со свастикой. Это были маленькие самолеты, подлетели тихо на небольшой высоте, бомбили военный городок, попали в свинарник и склады с продовольствием. У нас еще хватило духу посмеяться над горе вояками, что они воюют со свиньями».

По представленным нам Сестрорецким военкоматом сведениям, из Песочного и Дибуны ушли на фронт около 700 человек. Почти каждая семья проводила на войну сына, мужа, брата или своего родственника.
Жители нашего поселка вспоминают, как из семьи Рахмановых (что на углу Советской и Железнодорожной д.24/2) ушли на фронт пять человек — сыновья — Алексей, Аркадий, Иван, Владимир, племянник Николай. Возвратились только двое — Иван и Владимир. Мало того, у них во дворе возле дома во время войны стояла зенитная установка. Родственники и друзья проводили на фронт Кучерова Андрея Федоровича, Шустова Леонида, Цыганковых — Ивана, Александра и Василия, Мысикова Василия, Борисова Ивана, Кустова Ивана, Блек Алексея, Виноградова Алексея, Волкова Георгия многих других.
Жительница Дибунов, блокадница Елена Ивановна Карко вспоминает своих одноклассников, которые сражались под Белоостровом. Это — Морозов Николай, Лиголайнен Эрке, Иванов Николай.
Из Песочной на фронт уходили и молодые девушки — Челышева Александра, Коваленко Евгения, Воднева Александра и другие. О таких девочках Юлия Друнина сказала:

«Худенькой, нескладной недотрогой
Я пришла в окопные края
И была застенчивой и строгой
Полковая молодость моя».

22 июня вечером вручили повестку Челышевой Александре, назавтра нужно было явиться В Парголовский военкомат. Всю ночь родители собирали дочь на фронт, провожали свою младшенькую.
На платформе в Парголово удивилась — как постарели за одну ночь ее родители.

Воевать Александре Васильевне пришлось и за Ленинград, и за Кавказ, дошла благополучно до Берлина. «За 3,5 года войны я выносила с поля боя раненых на руках, на волокушах, вывозила на своем маленьком танке...».

Поселок Песочный и Дибуны стал прифронтовым и значительная часть населения эвакуировалась. В августе жители Дибунов были выселены в Левашово, так как наши поселки регулярно обстреливались финнами от пограничного Белоострова. В результате артиллерийских обстрелов было разрушено более 60% жилых домов и погибло много жителей поселка. Старожилы поселка, в частности Елизавета Васильевна Кораблева, показала, где в ее доме снаряд прошил веранду и вошел в стену дома, а у ее соседей — Полосухиных — снесло снарядом крышу дома (ул.Центральная, д.16, 16а). И таких примеров можно привести еще много. Особенно часто обстреливался район железнодорожной станции Дибуны, где размещался заградительный отряд и туда приходили из Левашово бронированные поезда, они тянули за собой бронированную платформу с установленным на ней орудием. Стреляли из этого орудия через линию фронта с целью выявления огневых точек противника и быстро уходили обратно.

С первых дней войны, по воспоминаниям наших старожилов, в Песочном и Дибунах начались работы по строительству оборонительных сооружений. Приезжали окопники из Ленинграда, рыли укрытия, окопы. Жители помнят, что на углу Ленинградской и Советской улиц были оборудованы два дзота, а напротив рынка был выкопан огромный блиндаж для укрытия от бомбежек. Во дворах, возле домов выкапывались окопы для обороны, тем самым были попорчены огороды, что отразилось на урожае.

В районе Каменки были выстроены доты, из которых наши солдаты вели обстрел территории, занятой противниками. Эти доты сохранились и в наше время.
В Песочной располагалась зенитная батарея, комиссаром ее был Михаил Михайлович Левичев. Огнем его батареи был сбит фашистский самолет на второй день войны. Этот самолет упал в ( по воспоминаниям одних — в Сертолово, Черная Речка, другие утверждают — в районе танкового полка, версия третьих — в Осиновой роще), летчики были взяты в плен (самолет Ю-18). Этот самолет оказался первым самолетом, сбитым во время Великой Отечественной войны.

Местные жители, в основном молодежь непризывного возраста с оружием в руках несли дежурство на всех перекрестках поселков, на мостиках через Черную речку. Дежурили по двое, так было безопаснее. Вспоминает Мария Макаровна Блек, как ее подруга лишилась глаза от неумелого обращения с оружием, когда они дежурили на мостике возле танкового полка. Круглые сутки у родника стоял часовой, охраняя источник от вредителей.

Дети разносили повестки, расчищали снег для прохождения частей, детей и взрослых отправляли в Грузино, Гарболово, Лемболово на лесозаготовки, голодные и измученные едва возвращались домой.
Большую помощь в жизни поселков оказывали воины частей, расположенных в поселках. В 1942-1943 годах для нужд фронта на речке в поселке была построена плотина и электростанция, которая дала в поселок электрический свет. Электричество в поселках появилось в избранных местах в 1925 году, а во время войны с помощью воинов электричество пришло в поселок для всех.

Страшная зима 1941-1942 годов в полной мере коснулась наших поселков. Люди голодали, умирали от голода целыми семьями, но все-таки бойцы воинских частей как могли поддерживали население питанием. Старожилы вспоминают столовую в танковом полку, где очень жалели истощенных детей, вспоминают столовую на улице Советской.

Наш житель Сергеев Юрий Александрович был в ту пору тринадцатилетним подростком. Он помнит, как принес из дома в эту столовую огромный цветок — фикус и попросил за это хоть что-нибудь из еды. Дали ему немного пшенной каши с растительным маслом. Очень трудно было удержаться и не проглотить такую порцию одним разом, но он растягивал удовольствие и думал — «закончится война — всю жизнь буду кушать только такую вкусную пшенную кашу с растительным маслом».

Когда в 1942 году открыли в Песочном оздоровительный лагерь для ослабленных детей из Ленинграда, воины, расположенных рядом частей, отдавали часть своего пайка для поддержания детей.
Руководила поселком в начале войны Тотикова Елена Александровна, затем она ушла на военную службу в стрелковую дивизию и председателем поселкового совета стала Виноградова Мария Алексеевна. Стоит отдать должное ее умению руководить поселком.

Жители вспоминают, что во время войны работала баня, оздоровительный лагерь для детей, детский сад «Очаг». Раиса Львовна Шихова помнит, как во время войны она пошла в школу. Школа была в том здании, где сейчас в Песочном находится Муниципальный совет. Ее первой учительницей была Рахманова Серафима Ивановна.

В Первомайской школе в Дибунах во время войны располагался военный госпиталь, и с 1943 года дети старших классов учились кто в Левашово, кто в Парголово.

В первый год войны на улице Речной работала хлебопекарня, а с 1942 года хлебопекарня была уже в Левашово.

Медицинское обслуживание в годы войны в поселках обеспечивала врач Слонимская Мария Николаевна. Больница находилась на улице Заводской.
Как было уже отмечено, что жители Дибунов были эвакуированы в Левашово, а в поселке расквартировались части 291 стрелковой дивизии. Штаб дивизии располагался в доме № 8 по Первомайской улице (напротив церкви).

1 Особый батальон был сформирован 1 сентября 1941 года за 6 «грозных » часов в Ленинградском Балтийском флотском экипаже. Численный состав экипажа насчитывал 960 человек. Структура батальона была такова: командование и штаб батальона, 3 стрелковых и одна минометная роты, пулеметный, хозяйственный, комендантский взводы, а также взвод связи и санитарная служба. Позже батальон был включен в состав 291 стрелковой ордена Кутузова и Александра Невского Краснознаменной Гатчинской дивизии. Сохранившиеся документы и материалы оставили нам память об их мужестве, стойкости и самоотверженности.

В ночь на 9 сентября 1 Особый батальон был спешно переброшен в Каменку под Белоостров. Столь спешная переброска батальона была вызвана тем, что Белоостров, захваченный противником 4 сентября и отбитый нами на следующий день, снова оказался в руках врага. Захват этой станции создал угрозу всей линии обороны 291-дивизии.

Вечером 12 сентября 1941 года перед 1-ым Особым батальоном была поставлена боевая задача: овладеть 13 сентября Белоостровом и закрепиться на левом берегу реки Сестры.
В этом бою батальон потерял больше половины своего состава (около 400 человек). Белоостров взять не удалось, но упорство, мужество и героизм, проявленный моряками, потери, нанесенные в этом бою противнику, заставили финнов временно прекратить наступательные действия на этом участке фронта.

20 сентября 1941 года 1 Особый батальон снова участвовал в штурме Белоострова, и станция была отбита. Белоостров вместе с Сестрорецком стал незыблемым северным рубежом Ленинграда вплоть до победного наступления наших войск в 1944 году, когда Выборг и весь Карельский перешеек были освобождены. Еще долгим был боевой путь 1 Особого отдельного батальона моряков Краснознаменного Балтийского флота.

Так кто же были те люди, не позволившие на своем участке ни на один шаг продвинуться врагу вперед?

Славой и гордостью краснофлотцев был разведчик Иониди, погиб в октябре 1943 года.

Легендарный храбрец Цыбенко похоронен на воинской площадке нашего Песочинского кладбища.

Славой и гордостью батальона были также командир стрелковой роты Азаров, командир минометной роты Сафонов.

Чудеса героизма проявляли и медсестры: Валя Потапова, Аня Дунаева, Клава Первова. Они вытащили, оказали первую помощь, отправили в тыловые госпитали сотни раненых. Аня Дунаева погибла 8 декабря 1941 года, спасая в бою раненого бойца. Она похоронена на воинской площадке Песочинского кладбища.

В одном из боев подлинное мужество и героизм проявила телефонистка батальона Любовь Ольшева.

Прославленным героем батальона был снайпер А.Малько — один из начинателей снайперского движения на Ленфронте. В дивизионной газете «В бой за Родину» зимой 1942 года писалось: «Младший лейтенант А.Малько, лично уничтожил 53 белофинна».

Можно было бы перечислить многие подвиги отважных моряков, их бесконечное множество.

Это и жители поселка Песочный Морозов Николай , Новиков тоже воевали под Белоостровом. Лиголайнен Эрке погиб в болотах под Белоостровом, буквально в последние секунды спасли из болота Виноградова Алексея, который чудом остался жив.

Когда прижимались солдаты как тени
К земле и уже не могли оторваться,-
Всегда находился в такое мгновенье
Один безымянный, сумевший подняться.

Таким был комиссар Иван Петрович Лобачик, сражавшийся и погибший за нашу местность. Он погиб в боях под Белоостровом. Политрук Иван Петрович Лобачик поднял в атаку бойцов, в этом бою был подстрелен снайпером и без сознания был взят в плен. Изуродованное тело политрука бойцы спустя некоторое время смогли вернуть, но он был уже мертв.

Похоронен Иван Петрович Лобачик на Песочинском кладбище, здесь покоятся тела многих безымянных солдат.

Война причинила поселку значительные разрушения, но самое главное в том, что на фронтах войны гибли наши земляки. В поселок шли похоронки. Не миновали они и дом Кустовых- погибли отец и сын, Борисов Иван ушел на фронт мстить за погибшего от голода отца и тоже погиб, трудно перечислить всех, некоторые погибли уже в Берлине. Мария Макаровна Блек вспоминает своего одноклассника Иванова Николая, он закончил Ярославское летное училище, прошел всю войну и погиб при штурме Берлина. Будучи по работе в Кингисеппе, Мария Макаровна встретила своего знакомого песочинского парня — Цыганкова Василия, который тоже погиб в чужом краю.

Вечная память всем погибшим!

В повседневную речь и жителей Песочного, и Дибуны вошло зловещее слово — БЛОКАДА.

Остались старики, дети, женщины, инвалиды. Воспоминания всех блокадников одни — голод , холод, страх и работа, работа, работа.

Вспоминают все, как ходили на колхозные поля в Новоселки, собирали там капустные листья, гнилую кормовую свеклу, собирали еловые веточки, заваривали их кипятком и пили такой напиток. Картошка в войну росла почему-то плохо,- вспоминает Алексеева Лидия Александровна, больше всего сажали капусту, турнепс, рвали щавель, крапиву. Буквально ползали по болоту за клюквой, была опасность попасть под пули.

Мария Макаровна Блек вспоминает как о большой удаче, когда удалось обменять наручные часики на килограмм неочищенного овса.

В блокаду местное население получало продукты по карточкам в городе. Елена Ивановна Карко вспоминает, как тяжело было идти пешком истощенным до Удельной. Там, в Выборгском универсаме получали продукты. Шли несколько человек, так как были случаи, что пропадали люди. Приходилось стоять за продуктами долго, иногда ночевали в очередях. Помнит Елена Ивановна, как у нее на глазах в очереди за хлебом умер одноклассник — Титов Коля, было ему тогда 17 лет. Похоронен в братской могиле на нашем кладбище.

Шкурская Александра Федоровна помнит как из опилок пекли пирожки, ели мясо убитых лошадей.

Помнят наши блокадники, что были в поселке случаи умопомешательства на почве голода, были и людоеды, которые держали в страхе весь поселок.

Всю войну, все 900 дней блокады с мамой и братом прожила в Дибунах Алехнович Елена Ивановна. Всю войну работала в Дибунах на железной дороге Тарановская Евдокия Андреевна. Работать приходилось с трехлетней дочкой, поскольку нельзя было оставить девочку одну. Дежурила по ночам, в памяти остался жуткий страх. Всю войну работала на лесозаготовках Шишигина Татьяна Александровна.

Делятся своими воспоминаниями и те, кого называют сейчас «ДЕТИ ВОЙНЫ».

Называют вас: «Дети войны».
Первый шаг ваш война опалила.
Бомба врезалась в первые сны,
Пушка прямо по детству палила.

Раиса Львовна Шихова как раз и была тем ребенком, когда война заявила о себе в поселке Песочный страшным взрывом — рядом с поселком упала бомба.

После прорыва блокады стало уже легче, вспоминает Лидия Александровна Алексеева. Были и просветы, молодость брала свое.

Лида была первой гармонисткой в поселке, ни одна свадьба не обходилась без ее гармошки. В детском саду устраивали для детей елки, выступали с агитбригадой от Парголовского Дома Культуры в частях, кусок хозяйственного мыла всегда могла заработать.

Помимо страха и голода, у молодежи поселка была и другая жизнь. В Дибунах, в заградительном отряде организовывались танцы, заводилой в поселке была она, гармонистка Лида, сейчас Лидия Александровна живет в Сестрорецке. Местные девушки ходили на танцы в танковый полк. Во время войны там служил всем нам известный народный артист Советского Союза — Стржельчик.

В грозном 1942 году на передовую к солдатам стрелковой дивизии в Песочный приехал художник-карикатурист. Только что отгремел бой и солдаты собрались в блиндаже на встречу с мастером карикатуры. Взял он большой лист бумаги, прикрепил его кнопками к бревенчатой стене, привычно взмахнул грифелем, и ровно через десять минут на чистом листе появилась хлесткая карикатура на Гитлера. Казалось, даже стены дрогнули от хохота. А художник не дает зрителям передышки — тут же Геббельса с Герингом изобразил, а когда отсмеялись — к художнику подошли снайперы и попросили нарисовать на огромных марлевых полотнищах карикатуры на главарей гитлеровского рейха.

Как только стемнело, разведчики вывесили эти карикатуры на нейтральной полосе.

Утром, едва рассвело, из вражеских окопов донесся хохот, а потом немцы открыли беспорядочную стрельбу — прямой наводкой по своему фюреру били! Тем самым выдали свои огневые точки. А затем, видя, что от пальбы мало проку, пошли в атаку на рисунки. Этого только и ждали в засаде наши снайперы. Много фашистов полегло в том бою. Так порою смех убивает в буквальном смысле.

Вот такой фронтовой эпизод, когда смех в прямом смысле решил исход боя, помог этому художник-фронтовик Гальбе.

День Победы ждали долго, но когда он пришел, то к всеобщей радости добавилось какое-то чувство обязательности — ПОБЕДА!

Ведь иначе и быть не могло. Ведь на протяжении 4-х долгих лет это чувство, что мы победим, присутствовало как должное.

Песочинцы вспоминают этот день так. «Проезжая мимо Парголово, все пассажиры увидели слева на горе в ряд выстроились пушки с поднятыми вверх стволами, на стволах — красные флаги. Это ПОБЕДА!
Ветераны, как и прежде, в строю. Они вместе с теми, кто волей судьбы оказался в нашем поселке, призванные из других уголков нашей Родины, защищать страну. В поселке осталось их около 140 человек.

Торжественный финал похода
Отбой бессонниц и дорог.
У каждого — четыре года
Недосыпаний и тревог.

Пройдут века, но дело, которое они сделали, никогда не изгладится из памяти самых отдаленных потомков.

По истории нашего поселка известен такой факт. 22 декабря 1942 года Президиум Верховного Совета СССР утвердил медаль » За оборону Ленинграда «. Нам известно, что автор этой медали проживал в поселке Песочный.

В 2003 году поселок Песочный отметил 100 — летний юбилей.

Поселок Песочный расположен в 30 километрах севернее Санкт-Петербурга и административно принадлежит Курортному району северной столицы.

Он граничит с поселком Белоостров, озером Сестрорецкий Разлив и Глухое, Выборгским и Всеволожским районами Ленинградской области.

Графское — Песочный — Дибуны издавна является излюбленным дачным местом петербургских жителей.
Здесь находились дачи известных петербуржцев: Колоколова, Макарова, Орнатского, Павлова и других, многие из которых сохранились до настоящего времени.

Песоченские пейзажи вдохновляли и вдохновляют местных художников : Л.Н.Овчинникову, Ф.П.Мищенко, местные поэты слагают стихи о Песочной. Мария Алексеевна Карпова сочинила „Оду о Песочной“.

В целях сохранения культурного наследия Санкт-Петербурга Правительство Санкт-Петербурга Постановлением от 12.02. 2001 г. » ряд объектов , представляющих историческую, научную, художественную или иную ценность«, причислило к памятникам истории и культуры местного значения, в пос. Песочный таковыми являются : 8 деревянных дач начала ХХ века, Церковь Серафима Саровского и Церковь св.Петра и Павла в пос.Дибуны 1910 — го года, архитектор А.П.Аплаксин.

Сегодня площадь муниципального образования составляет 1810 га, численность населения — 7 500 человек.

Среди примечательных объектов п. Песочный можно назвать Детский дом, Социальный дом , школы, детские сады, учреждения культуры — библиотека и дом культуры.

Большой вклад в развитие поселка внесли ее жители , которые занесены в книгу Почета поселка. Мы , благодарные потомки, с любовью и уважением вспоминаем : Виноградову М.А., Васильева И.Д., Запарину А. Г., Семенову Л. Н., Переславцеву О. А., Варк О. Я. и многих других.

А сегодня гордостью поселка являются известные государственные политические деятели и деятели литературы и искусства, которые родились и выросли в пос.Песочный , это депутат ЗАКС Санкт-Петербурга — А.Н.Кривенченко, эксперт Ленфильма — А.Н. Поздняков, искусствовед А.М. Сараева-Бондарь, поэт В.Максимов.

Муниципальное образование «Поселок Песочный» — городское поселение, на территории которого осуществляется местное самоуправление, , местный бюджет и выборные органы местного самоуправления — депутаты.

Муниципальная власть — это прежде всего конкретные дела, повседневная работа по улучшению жизни людей, внимание к людям, защита их интересов и прав.

В целях эффективной реализации задач, возложенных перед органами местного самоуправления , нами осуществляются следующие мероприятия , направленные на социально-экономическое развитие Муниципального образования «Поселок Песочный»:

  • Благоустройство и озеленение территории Муниципального образования
  • Строительство детских и спортивных площадок
  • Содержание общественных объединений по охране общественного порядка
  • Обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения
  • Ремонт, обслуживание и содержание дорог
  • Содержание мест захоронения
  • Организация и осуществление мероприятий по защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера
  • Создание условий для развития образования и культуры
  • Социальная защита населения (малоимущих, пенсионеров, инвалидов).

Песочный знаменит прежде всего крупнейшими известными во многих странах медицинскими институтами : НИИ Онкологии и ЦНИРРИ.

Центральный научно-исследовательский рентгенологический институт МЗ РФ

ЦНИРРИ основан в марте 1918 года. Это первое в мире специализированное научное учреждение рентгенорадиологического профиля. Здесь были заложены основы отечественной рентгенологии и радиологии, лучевой диагностики, интервенционной радиологии, радиационной медицинской физики, радиобиологии, проведены фундаментальные исследования в области диагностики и лечения различных заболеваний.

Инициатором образования первого в мире учреждения подобного рода стали профессора А.Ф.Иоффе и М.И.Неменов.

Великая Отечественная война (1941 — 1945) не прервала работу Государственного рентгенологического и ракового института.

В 1941 году он был эвакуирован в Самарканд, где базировался до 1944 года. Часть сотрудников учреждения осталась в блокированном Ленинграде и помогала раненым в развернутом в помещениях института эвако-госпитале.

В 1963 году Правительством страны было принято решение о строительстве Медицинского городка в северных пригородах Ленинграда. В 1965 году в поселке Песочный началось возведение новых корпусов ЦНИРРИ, куда институт переехал в 1971 году.

Институт расположен в живописном месте. Прогулки по сосновому лесу, окружающему клинику, создают хорошее настроение, которое помогает достижению наилучших результатов лечения.

Сегодня ЦНИРРИ — крупный специализированный научно-клинический центр, в основу деятельности которого положены разработки и внедрение в практику передовых медицинских технологий. Здесь работают 150 кандидатов наук и врачей высшей категории, 35 профессоров и докторов наук, многие из которых являются членами российских и иностранных Академий, преподают в Санкт-Петербургских университетах и медицинских академиях. Институт оснащен первоклассной медицинской техникой. По совокупности кадровых, аппаратных и технологических возможностей ЦНИРРИ входит в элиту мировых медицинских центров. В институте систематически проходят лечение граждане иностранных государств.

14 июня 1998 года институт отметил свой 80-летний юбилей.

В настоящее время возглавляет институт действительный член РАМН, доктор медицинских наук, профессор Анатолий Михайлович Гранов.

Научно-исследовательский институт онкологии им. проф. Н. Н. Петрова

Научно-исследовательский институт онкологии им.проф.Н.Н.Петрова Министерства здравоохранения Российской Федерации — один из старейших в нашей стране — был основан 15 марта 1927 года Н.Н.Петровым. Уже в своих ранних работах Н.Н.Петров неоднократно высказывал глубокое убеждение , что рак — болезнь социальная, и придавал исключительное значение вопросам организации противораковой борьбы в широком аспекте. Окидывая взглядом путь, пройденный институтом под руководством Н.Н.Петрова, его учеников и приемников, следует сказать, что коллектив института никогда не замыкался в узких рамках теоретических исследований. Широкая связь с практикой, неизменный интерес к проблемам противораковой борьбы, тесная связь с общей лечебной сетью и учреждениями различного профиля, в той или иной форме разрабатывающими проблемы злокачественного роста, создали базу, которая до настоящего времени служит основой научных работ института. Многие клинические и экспериментальные исследования, проведенные сотрудниками, по праву считаются классическими.

Уже в 1931 году в составе института был создан архив, в задачи которого входило обобщение сведений, связанных с работой клинических отделений и дальнейшей судьбе больных.

В 1943 году в институте было организовано специальное «профилактическое» отделение на 50 коек, в котором было сосредоточено изучение предопухолевых заболеваний и их лечение.

К началу Великой Отечественной войны институт располагал первоклассной клинической и экспериментальной базой, было развернуто 200 коек, функционировали лаборатории экспериментальной цитологии, физико-химическое отделение, лаборатория опухолей штаммов, патологоанатомическое отделение, лаборатория биохимии, активно работало отделение социальной онкологии. Большое внимание уделялось разработке методов лучевой терапии опухолей.

В период Великой Отечественной войны на базе института был развернут госпиталь для лечения раненых бойцов, свыше 20 ведущих специалистов института ушли на фронт, многие из них отдали жизнь, выполняя свой врачебный долг.

В 1944 году институт получил здание на Каменном острове и еще в условиях блокады перебазировал (в основном силами сотрудников) свои клиники, архив и лаборатории из павильонов больницы им.Мечникова.

Объем работы, проводившейся институтом во всех сферах его организационной , клинической и экспериментальной деятельности, привел к необходимости расширения его базы.

В 1963-1964 гг. Экспериментальные лаборатории и клиники перебазировались в новое здание института в п. Песочный.

В 1966 году в связи с 40-летием со дня основания института было присвоено имя его первого руководителя основоположника отечественной онкологии, академика, профессора Николая Николаевича Петрова. В 1976 году за заслуги в развитии здравоохранения, медицинской науки и подготовки кадров институт был награжден орденом Трудового Красного Знамени и в том же году в торжественной обстановке на территории института был открыт памятник Николаю Николаевичу Петрову.

Долгий путь, пройденный институтом, труды стоявших у его основания учеников и преемников Н.Н.Петрова, позволили создать школу и традиции, которые до сих пор живы в коллективе.
Долгое время возглавлял институт директор чл.-корр.РАМН, профессор, докт.мед.наук ХАНСОН Кайдо Паулович.

В настоящее время генеральный директор ЦНИРРИ — член корреспондент РАН, профессор Семиглазов В.Ф.

Исполнительный директор — профессор Моисеенко В.М.